Александр
Герасименко

Рейс 171 Кишинёв – Москва

Категория: "Гармония с собой"

Самолёт должно трясти. “Раз его трясёт, значит он летит” – сказал однажды мой друг… …на земле. А я сейчас в самолёте.

Рождаются вопросы: “Его трясёт, потому что он совсем уже разваливается или потому что мне кажется, что он разваливается, потому что только что пилот объявил: “Из-за технических неполадок мы вынуждены вернуться в аэропорт Кишинева.”

Ой! Нет, похоже, он на самом деле разваливается. “Просьба всем сохранять спокойствие” сработала не на всех. “Эта женщина, что плачет у окна, она плачет потому что видит в окно что-то, чего не вижу я или она просто плачет?”.

Ладно, люди всегда боялись летать, а на падающих самолётах им летать ещё страшнее. Полтора часа кружения в воздухе вокруг одного и того же оврага и мы уже рады слышать: “Приготовиться к посадке”. Летим вниз. Быстро снижаемся.

Наверное, она плачет, потому что смотрит на людей внизу и завидует им. Они уже там, где нам хочется быть.

И вот садимся. В боулинге бывает ситуация, когда остаётся по одной кегле с каждой стороны и, как ни старайся, ты не можешь сбить обе одним шаром. Самолёт качает так, что если бы кегли поставили на земле, он бы крыльями сбил обе по очереди. Пролетаем один наряд пожарных на земле, другой, ещё какие-то бригады…

Как-то в трудные 90-е мне пришлось провести одну ночь зимой на кладбище (это не случай “детали расскажу позже”, это случай “деталей не будет”). Чтобы не уснуть и не замёрзнуть, я бегал и считал сколько прожили люди под надгробными табличками. Тогда пришла мысль: “Что они не могли умереть в тот же день, что и родились, чтобы было легче считать?” Сейчас в сильно качающемся самолёте на огромной скорости приходит другая мысль: “Заголовок в газетах: автор тренинга Взлётная Полоса шмякнулся о Взлётную Полосу в Кишинёве”.

Хватаюсь в переднее сиденье обоими руками, как и оба моих соседа… “А вот этого уже не может быть!”, мне реально приходит на ум такое. С каким-то возмущением мысль прогрессирует: “Это слишком крутой тренинг, такого просто не может произойти, потому что у меня просто офигенный тренинг!”.

И на этой мысли мы сели. Прыгая и качаясь, но уже на земле.

Все знают, что в критических ситуациях тестируются ценности человека. Похоже, моя “Взлётная Полоса” самая настоящая их всех трансформационных тренингов. Вшита в мои ценности. У кого ещё из бизнес тренеров есть такое? Одно осознание того, что ты полностью живёшь СВОЕЙ жизнью придаёт огромные силы.

Скорая у самолёта отпаивает людей успокоительными. Людей разбивают на группы, чтобы уместить в два ДРУГИХ самолёта до Москвы. Слово “других” проакцентировали намерено. Кто-то решил отказаться от перелёта вовсе.

Через час у меня опять взлёт. Завтра моя дочка идёт впервые в жизни в школу. Вы себе представляете её, в её в платье, с бантом на линейке с цветами?

Никакие поломанные самолёты не причина там не быть. Они просто обязаны долететь. Вылетаю к ней через час.

Что люди переоценивают и что недооценивают

Следующая

Настоящий синдром большого ребёнка



Все записи »

2 комментария на «“Рейс 171 Кишинёв – Москва”»

  1. Сергей:

    Александр, удачи!

  2. Алеся:

    Будоражащая история, но, как полагается, с ожидаемым хэппи-эндом 🙂 Поздравляю со школьницей в семье! Кажется, у Вас начинется новый этап в жизни 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *